День рождения сына

Вот уже прошел год с фактического прекращения моего последнего брака, сыну исполнилось 4 года и вчера я с большой делигацией из 7 человек родственников (с моей стороны) поздравлял ребенка с днем рождения. Тима сидел в дальней комнате на кровати, навстречу не выбежал, отводил взгляд.
Много подарков, ободряющие слова, но гнетущая атмосфера присутствовала, первые полчаса всегда так, я уже успел привыкнуть, в принципе 4 часов мне хватает чтобы уделить достаточно внимания сыну, восстановив прежнюю любовь и доверие.

Мы играли на полу я, Тима и моя старшая дочь Лиза, остальные обступили нас и молча наблюдали. Что же это была за угнетающая атмосфера вызвавшая немоту окружающих?
Полагаю, психологическое и физическое воздействие матери с целью искоренить у ребенка родственные чувства к отцу и его родственникам. Когда родственники могут увидеть ребенка фактически один раз в году используя день рождения как предлог с ним увидеться. Фактически это выражается в:
1) ребенок не встречает отца, отводит взгляд при разговоре с ним в первый час общения;
2) любые просьбы погулять с ребенком на улице отклоняются;
3) когда я привожу своих родственников (бабушку и сестру сына) это сопровождается недовольством со стороны бывшей (недовольное лицо, стоит над нами, как говорят «над душой», повсеместный контроль, вербально — разного рода репликами типа «толпы сюда водишь»);
4) решение суда об отсутствии бывшей в квартире во время моих свиданий с сыном по воскресеньям — не исполняется (ни одного раза такого не случилось).

Такие действия следует квалифицировать как психическое и физическое насилие, что формально является основанием для лишения матери родительских прав.

Полагаю, что она не осознает какой именно вред наносит психике ребенка таким отлучением отца. Фактически, она превратила сына в свою эротическую игрушку, тем самым усиливая фиксацию эротических влечений ребенка на до того неведомую высоту. Получается запрет на исполнение воли отца и его обесценивание может привести к  исчезновению самой возможности осуществить такой выбор, запрет на идентификацию с отцом как носителем мужского пола. Это приводит к идентификации с матерью по выбору позиции, фактически ему достается только эта позиция как хорошо ему знакомая, в случает если запрет на выбор психически абсолютизируется. Так может случиться смена сексуальной ориентации, даже если такого, надеюсь, не случится, в силу высокой силы либидной связи между сыном и матерью, ему грозит психическая импотенция, а значит высока вероятность сложностей в будущей сексуальной жизни с девушками, в браке.

Полагаю, ситуация слишком опасна, чтобы продолжать ее терпеть, потакая всем запретам матери, ожидая ее успокоения и милосердия, этого не случилось за прошедший год, не случится и в дальнейшем.

Через месяц, если ничего не изменится, я перейду к более активным действиям:  вызову пристава с требованием отсутствия матери во время моих посещений, ежедневного сопровождения сына в детский сад при отсутствии матери — все это записано в исполнительном листе, закреплено за мной по суду.

Между тем, я хотел бы дать еще один шанс для «вразумления», осознания бывшей супругой тяжелых последствий своих действий путем информирования и образования — распечатать статьи психологов на эту тему и оставить ей для чтения на месяц пока я буду на отдыхе в Питере. Составлением такой подборки и займусь на этой неделе. Последний шанс..

 

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*