Безжалостный развод — сериал Пациенты (24/1)

Анализ сериала «Пациенты» 24 серия 1 сезона, четверг 17 часов, Джейка и Эмми ждут за деревянным столом, в полисаднике возле дома, окончания приема предудущего пациента Пола. Между ними разыгрывается диалог «ни о чем», обычный ритуальный разговор, который не требует какого-либо содержательного ответа:
— Давно пришел?
— Который час?
— Ну?
— Что ну?
— Ты и там таким будешь?
— Каким?
— Не знаю

Трагикомично, такое времяпрепровождение является обычным для коллег по работе, или соседей в очереди. Грустно, когда только к такому виду общения сводится общение семейной пары, двух людей, состоящих в браке. Откровенности тут не наблюдается, пустой обмен фразами, намекающий на скорый или уже состоявшийся разрыв в отношениях.

Пол интересуется что произошло с момента прошлой встречи. Эми пожаловалась на угрозу Джейка убить её, если она его бросит. Удивляют обстоятельства, при которых эта угроза была произнесена. Это не была драка, ссора или что-то из этого ряда, совсем наоборот:
— Слово за слово, мы занялись сексом.

Сразу после секса, испытав оргазм, Джейк произносит эту свою угрозу. Угроза выглядит нелепой и неправдоподобной, выглядит скорее как жалоба в своей слабости, зависимости своего существования от Эми, в том как сильно он в ней нуждается. Но, еще более странно, Эмми стало противно от этих признаний Джейка. С чем связана у Эмми такая реакция?

Все проясняется само собой в начавшейся, привычной перепалке между супругами. Джейку не понравилось обсуждение Эмми его слабости в форме высказанной угрозы к ней сразу после секса. Он стал сопротивляться обсуждению — переводить разговор о лишнем весе сына Лени, обвиняя Эмми что та «пичкает пирожными» сына.
— Хватит говорить про лишний вес. У него просто лишний жирок.

Эмми резко и болезненно реагирует на эту тему, сопротивляясь, в свою очередь, её дальнейшему обсуждению.

Пол конфронтирует обоих с их сопротивлениями и пониманием чувствительных мест друг друга, сложившимся паттерном течения конфликта, в следующей интерпретации:
— Вы касаетесь самых чувствительных тем и легко отбрасываете их. Иногда смеетесь, иногда это ранит вас. Но, неужели вы не видите, что так сложнее добраться до ваших истинных чувств.

Сложновато Пол сформулировал, похоже, ни Джейк, ни Эмми его не понимают или отказываются понимать, отвечая молчанием. Немногим раньше Эмми так прокомментировала, оценила работу Пола:
-Дорогой, у нас даже терапия не ладится — наш собственный терапевт от нас отказывается.

Возникшую паузу, тупиковость дальнейшей бесседы, Пол разрешает лексическим разбором угрозы Джейка на две составные части:
— Если ты бросишь меня, я тебя убью. Мы сосредоточились на второй части этой фразы, но давайте взглянем и на первую. Она говорит мне о том, что вы боитесь, Джейк. Боитесь того, что будет с вами, если Эмми уйдет. Это страх того, что вы перестаните существовать, что вы умрете.

Переключаясь на Эмми, её реакцию на обсуждение лишнего веса сына, Пол получает новый материал — Эмми обладала лишним весом в возрасте 5 лет и избавилась от него к подростковому возрасту.
— Были ли вы уверены в себе в детстве?
— Нет, но с возрастом это прошло.

Пол напоминает о том, как Эмми, на прошлой встрече, назвала Джейка и его друзей жалкими, а теперь ей стало противно после слабости Джейка во время секса — пришло время соединить и прояснить эти повторения, Пол уточняет:
— Возможно, вам удобно думать о Джейке как о жалком, поскольку это позволяет не замечать собственные комплексы. В постели он показал как отчаянно он в вас нуждается, хотя и пугающим способом. Это вы восприняли какк то, что он жалок, и вам это не нравится.
— Вы хотите сказать, что я живу с неудачником, потому что у меня заниженная самооценка?
— Возможно, так вы избегаете негативных чувств к себе.
— Нет, я хочу развода!

Эмми сначала верно обобщает слова Пола, что говорит о её понимании сказанного, она все прекрасно осознала, но затем она отрицает, радикально отвергает сделанный собою же вывод. Получается своеобразное признание без принятия, а развод, резкое и неожиданное объявление о нем, вписывается в эту цепочку вполне последовательно и закономерно, как способ отбрасывания от себя, непринятия как не- принятия, отвержения собственных негативных чувств, проекции их на партнера и ощущение противного, неприятного уже от него самого, когда он начинает своим поведением возвращать обратно то вытесненное, что напоминает как собственное травматичное прошлое, так и неприемлемое и непринимаемое в себе. Это как рвота, тогда развод — рвота партнера из себя, партнера вместо желудочно-кишечных масс, из себя во вне.

Легко теперь понять недоумение Джейка:
— Эмми, да чего тебе от меня надо? Чего тебе нужно?

— Ничего, давай разойдемся по-хорошему
— Да, что тут, черт возьми, хорошего!

Пол предлагает найти «нечто положительное» в их отношениях, высказать Джейку свои чувства и мысли жене, сейчас, здесь в кабинете, в момент откровенности, когда они наконец-то открылись друг другу, вылезли из своей брони, защит. Выйти из ритуализованных, привычных отношений, которые стали стеной, за которой невозможно услышать и увидеть друг друга.

— Мы останемся вместе и это прекратится
— Если мы останемся вместе, мы не сможем остановиться, даже Пол так сказал.

Пол такого не говорил, Эмми так разделила с ним ответственность, приписав ему эти слова и, тем самым, позволила себе высказать мысль о разводе, окончательно казнить ею Джейка.

— Я не хочу тебя терять. Я неделю не спал, я не могу спать, не могу есть, я не знаю, что делать. Не бросай меня, прошу тебя, не уходи.

Джейк рыдает на коленях у Эмми, ни один мускул не дрогнул на её безжалостном и безжизненном лице, Эмми сидела словно замороженная, без чувств.

Сохранить

Сохранить

 

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*