Вторичная выгода

Все чаще молодые мамы заводят себе ребенка, для себя, не особо озадачиваясь темой отца. В смысле отец нужен, но скорее как функция, для оплодотворения, без любви. Вариантов вырисовывается множество: залететь можно и от «женатика», либо от первого «клюнувшего», либо завести традиционный вариант семьи со свадьбой, совместным ведением хозяйства и воспитанием детей. В последнем случае муж, он же отец ребенка выполняет традиционную роль «добытчика», содержит жену и детей, то есть он тоже должен быть вполне себе счастлив и доволен. Вариант с образованием семьи — социально одобряем и не просто удобен, но и, в большинстве своем, единственно возможный вариант для молодой мамы.  Действительно на какие «шишы» растить потом ребенка? Все так. Единственное осложнение в этом циничном раскладе в том, что потребительская атмосфера, презрительное, либо пренебрежительное, безэмоциональное, просто равнодушное отношение между супругами рано или поздно приведет к закономерному разводу,  распаду семьи.

Тот факт, что муж был отобран именно функционально, для оплодотворения зачастую выражается полнотой опеки над ребенком, в её чрезмерности. Мать буквально не дает детям видеться и общаться с отцом, либо встречи проходят под её полным контролем.

При этом, и это безусловно, и даже не обсуждается, поскольку по закону, бывший муж, как отец ребенка, обязан платить алименты, а также отдать половину своего имущества после развода. Нет замков и коттеджей? — можно просто деньгами, так даже и лучше будет.

Мать со всей страстью обретенного смысла, забывая о себе, отдает все свои силы ребенку. Теперь она считает, что должна жертвовать жизнью ради детей. Она не желает расставаться с материнской ролью, даже когда дети взрослеют, активно вмешивается в их жизнь, пытаясь всё контролировать.

Понятно, что она мешает развиваться своему ребенку, делает его беспомощным и инфантильным. Понятно со стороны. Сама она будет все отрицать, оправдывать свое поведение другими благими мотивами, но дело в том, что то к чему она стремилась изначально стало теперь свершившейся целью и смыслом существования.

Она получила заветный приз -ребенка, это её плод, часть её самой, она готова раствориться в бесконечной материнской любви и никому никогда своего ребенка не отдаст!

Но ребенок растет, его полная зависимость от матери, как это было в нежном младенчестве, постепенно рушится, он начинает ходить в детский сад, потом в школу. Что может сделать мать в такой ситуации? Как вернуть его обратно в ситуацию полной зависимости? Обратно, в желанное прошлое, в лучшие годы, когда им обоим было так хорошо вдвоем?

Как это не парадоксально, но выход есть, он жестокий и, безусловно, отрицаемый самой матерью — это сделать его калекой. Не просто эмоциональным калекой, это будет присутствовать итак всегда, как следствие непрекращающегося эмоционального насилия, а натуральным калекой, инвалидом, больным и зависимым, постоянно нуждающимся в заботе и постоянном присутствии матери.

Причем сделать он это сможет сам — ребенок заболевает, либо калечит себя, например — «неудачно» упав с горки или качели и получив, в результате, компрессионный перелом разной степени тяжести.

Ребенок идет на такое само-деструктивное поведение, чтобы выполнить скрытое послание, требование матери. Благодаря устойчивой симбиотической связи, такое послание может не быть даже вербализованым, не проговорено словами, просто витать в воздухе между ними как тайна, которая не произносится и не осознается никем из участников. Это послание передается невербально как чувства матери легко считываемые зависящим от нее ребенком.

И когда такое случается, мать получает вторичную выгоду в виде продолжения своей непрекращающейся заботы — так уж случилось, что её ребенок снова в ней нуждается. Нуждается каждую минуты своей жизни, его снова нельзя оставить, он полностью зависит от матери..

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

 

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*