Освобождающий провал — сериал Пациенты (17/1)

Вторник, Алекс на приеме у Пола. Алекс приходит немного раньше назначенного и, в качестве компенсации, предлагает оплатить дополнительное время, после чего, достаточно продолжительно и методично, звякает об стол монетками какой-то мелочи. Пол интерпретирует такое демонстративное и раздражающее поведение Алекса проявлением его отношения к терапии, презрению к ней и к нему лично, стремлению унизить Пола и показать кто здесь главный, показать свою доминантность и власть. Алекс отвергает эту интерпретацию как не удачную или не существенную, как затем и похожую интерпретацию Пола его отношения к Лоре как садистически-унижающего.

Мне думается, это подтверждает и Алекс своими реакциями на слова Пола, что своим унижением Пола, выраженным в бросании монет на стол, он бессознательно показывал свое собственное состояние униженности, свою нарциссическую рану, полученную травму. Действительно, затем последует рассказ о неудачной встрече с ребятами из части, куда его не пустили. Но «неприятности начались у меня в субботу».

В субботу Лора пригласила Алекса к себе на ужин, приготовила роллы и накрыла стол. Однако, Алекс реагирует на эти приготовления болезненно: «Ужин был кодовым названием для секса. Это было похоже на ритуал». Что-то его испугало. Что?

— Было не вкусно?

— Проблема наших дней — все только для вида.

Алекс не захотел включиться в предложенную Лорой эротическую игру, в этот «брачный ритуал как у племени масаев в Танзании», с главным «блюдом», кульминацией вечера в виде секса.

— Все о чем люди хотят говорить — это секс. Но действительно ли он так важен как вы представляете. Действительно ли это ключ ко всему или самый простой ответ?

Риторический вопрос. Надо полагать, сейчас, в кабинете у Пола, Алекс раскаивается и сокрушается о том, как все прошло с Лорой: «оказался не на высоте», «совершил все возможные ошибки», «сел в лужу». Он и сам не понимает, почему вспомнил о своем первом свидании с женой и сказал о том, что алкоголь подавляет желание у мужчин.

— Можно понять так, что вы заранее извиняетесь за то, что у вас нет к ней сексуального влечения.

Со слов Алекса, после этой фразы Лора сделала фальшивую улыбку, видимо, стараясь сгладить возникшую неловкость. Однако, теперь Алекс навязчиво и садистически, разрушительно прежде всего для самого себя, упоминал имя своей жены, чтобы «увидеть как она кривится». А в конце, после секса, добавил «просто десерт»:

— Извини, у меня это первый раз за много лет.

Если рассуждать в терминах теории игр, то Алекс играл в свою игру, которую принес и начал разыгрывать с Лорой сразу же, поэтому заранее извинился, в начале и добавил извинение в конце за случившийся, «подготовленный» провал, этим провалом он наказывал сам себя, разыграл игру «Самонаказание».

Но и Лора играла с ним как с фетишем, частичным объектом, «фантазируя о другом», «терлась о мою ногу, как будто я её вибратор», внезапно заплакала и не ответила на его вопрос. То есть тоже «отсутствовала» как и Алекс. Можно сказать оба одинаково «провалили» встречу, «отсутствовали» на ней, фантазируя каждый о своем и не замечая другого.

Пол догадывается, что фантазировала Лора о нем. Алекс принес ему и отдал запечатанный конверт от Лоры, который провоцирует уже его самого к фантазиям. В течение всего сеанса он не раз крутит конверт в руках, прячет его в щель кресла, в конце сессии, проводив Алекса, в нетерпении открывает его возле двери. В нем оказывается только чек. Пол громко выдыхает, и, как я надеюсь, выпускает свои фантазии вместе с выдохнутым воздухом.

А для Алекса и для Лоры этим символическим выдохом была встреча в субботу, которая позволила исполниться навязчивой игре обоих, у каждого она была своей, тем самым освободив их для более интимных и естественных отношений, любовных и сексуальных, не столь отягощенных невротическими следами прошлого. Это чувствует и Алекс, произнося:

— Каков мой первый шаг на пути к новой жизни?

Этот случившийся «провал» Алекса на встрече с Лорой стал освобождающим и для Пола – ведь завязывающиеся отношения Лоры с Алексом помогут ослабить эротический перенос Лоры и его собственный эротический контрперенос на неё. Выходит «провал» стал освобождающим для всех троих!

Такой вывод стал неожиданным для меня самого, пишущего эти строки. Первоначально, я планировал написать про еврейскую притчу, рассказанную Полом, её интерпретацию Алексом как состояние вертиго, головокружения как после карусели, когда мир вокруг продолжает кружиться еще некоторое время, и назвать серию «Потеря равновесия». Однако теперь понимаю, что открытие освобождающего провала, каким стал секс с Лорой для Алекса в субботу, будет более глубоким толкованием.

Своей притчей Пол говорил действительно важные вещи о том, что нет волшебного решения, как способа подходящего всем и каждому в даже похожих жизненно ситуациях. Нет простого и универсального способа решать сложные проблемы,  «вместо этого мы должны двигаться маленькими шажками».

— Вопрос в том, хотите ли вы, чтобы мы, вы и я, все-таки сделали это?

— Вы хотите, чтобы я полностью доверился вам, положился на других (как тогда, положился на командиров), глаза на приборы?

— Положитесь на себя, на свои чувства. Я могу быть для вас лишь авиадиспетчером, который велит вам не думать о чужих ожиданиях. Эти мысли и рождают в вас состояние вертиго.

Чужие ожидания ведут к потери себя, своей воли и чувств как к потери равновесия, головокружению в физическом мире. Впрочем, часто эти вещи так себя и проявляют — психическое проявляет себя в соматическом и потеря себя внутри проявляется головокружением снаружи, ощущается.

Еще несколько цитат Пола:

— Я не вправе обсуждать пациентов и мои с ними сеансы. Алекс, нет!

— Вы очень беспокоитесь о том, что кто узнает и кто что сказал. Но важно то, что чувствуете вы! Что испытали именно вы!

 

 

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*