Сплит

В выходные сходили с женой в кино на»Сплит» — новый фильм Найта Шьямалана, того самого который снял «Шестое чувство» с Брюсом Уиллисом. Поразила кровавая концовка, если в «Шестом чувстве» убит был только психотерапевт, в самом начале, то здесь психотерапевта убивают первым, точнее первой, в серии жестоких смертей. В этом фильме показывали модное в кино и сериалах последних лет диссоциативное расстройство, когда в одном человеке живут или сосуществуют несколько личностей или образов Я, попеременно овладевая его поведением и существованием.

У главного героя Кевина таких личностей 23, он похищает и держит в заложниках трех молоденьких девушек тинэйджеров, пугая их скорым появлением еще одной новой и самой страшной личности по прозвищу «Зверь». Тонкий момент в связи с этой вереницей представлений себя — в том, что управление и контроль держит все-равно одна, основная личность. Обычно у главного героя это был Кевин, а остальные субличности были в его подчинении как роли для актера, социальные маски и образы, в которые тот рядился как трансвестит в женское белье. Впрочем, у него был и один женский образ — Патриции и тогда он показывался перед смертельно напуганными, в основном молчавшими, замершими от шока и ужаса девушками в женском платье. Однако, с какого-то момента контроль и произвольное внимание захватила группа личностей психотического склада с агрессивно-перверсивными наклонностями, во главе с личностью под именем Дэвид. Тогда Кевин превращался из юродивого, униженного психического больного в жестокого психопата Дэвида, действующего пугающе рационально, безжалостно агрессивно и испытывающего сексуальное удовольствие от танцев обнаженных девушек. Прежние личности называли их «Ордой», не одобряли их объединения и поведения, жаловались на них наблюдавшему Кевина психиатру через емайл-сообщения.

Как, буквально на глазах, менялось поведение, одежда, мимика, жесты, взгляд, интонации голоса главного героя, когда в него «вселялась» очередная личность (сравним — «в него вселился дьявол» в экзорцизме) — талантливо показал актер Джеймс МакЭвой. Его правдоподобная игра напомнила мне закон Джемса-Ланге: мы сначала действуем, а затем испытываем чувства, соответствующие этим действиям (сначала плачем — потом испытываем скорбь, сначала бежим — потом пугаемся, сначала улыбаемся — потом испытываем радость). Образ Я продуцирует поведение, действия соответствующие заданному образу, затем Я начинает испытывать соответствующие ощущения и эмоции, которые запускают соответствующие мысли и убеждения, речь.

Растерзанная психиатр была убеждена в исключительности личности Кевина, его особенности, в том, что он обладает сверхспособностями в результате своего психического расстройства. Возможно, режиссер намекает на свою версию образования суперспособностей у героев комиксов — суперспособности появляются у людей с психическими отклонениями как реакция на некий феномен функционирования психики. В дальнейшем будет именно так — суперсила появится у Зверя, когда тот вселится в Кевина; одна из субличностей Кевина жалуется, что только у нее сахарный диабет, и только она вынуждена колоть себе инсулин. С приходом Зверя, на экране начинается сущая фантастика и хоррор — он стальные прутья гнет, его и пуля не берет.

Похоже, эти субличности отражают весь жизненный путь, личную историю, биографию Кевина, воплощая образы людей, которые его окружали и оказывали на него свое влияние, с которыми у него были реальные или фантазийные отношения, которых он видел и воспринимал. Образ Зверя появился не случайно, он констеллировался в психической реальности Кевина из ежедневных наблюдений за животными, хищниками в зоопарке, где он работал днем и рядом с которыми жил все остальное время.

Главная героиня остается в живых благодаря тому, что Кевин в образе Зверя видит на ее теле шрамы от порезов, видимо, уподобляет ее себе в том, что она тоже страдала и подверглась унижению. Эти стигмы, рубцы на теле как знаки страдания сигнализируют, говорят больше и красноречивее любых слов. Зверь уходит от нее, произнося загадочную фразу: «сломленные могущественней остальных». Быть может именно страдание дает особую, внутреннюю силу, терпение и выдержку.

— Ты чистая — произносит Зверь с удивлением на лице и оставляет ее в покое, возвращая тем самым зрителям формулу средневековых схоластов, ортодоксальных монахов и стигматов — страдание как путь очищения и обретения истины.

Как такое может быть? Почему страдание очистительно и освобождает? — дарит истину и свободу.

Может быть потому, что страдая человек становится кроток, довольствуется малым и рад уже тому, что боль ушла, испытывая сладкую радость в виде освобождения от боли.

Может быть потому, что в этом состоянии невозможно грешить.  В части христианских заповедей – невозможно нарушить семь смертных грехов, поскольку не до них, вот они (не поленился поискать в сети): (1) гордыня, гордость (в значении «высокомерие» или «спесь»), тщеславие; (2) Зависть (желание чужих свойств, статуса, возможностей или ситуации), ревность; (3) Гнев, месть. (4) Леность, лень, праздность, уныние (избегание физической и духовной работы); (5) Алчность, жадность, скупость (желание материального богатства, жажда наживы); (6) Чревоугодие, обжорство, чревонеистовство (несдерживаемое желание потреблять больше, чем того требуется); (7) Сладострастие, блуд, похоть, распутство. Страдание как освобождение  от грехов.

Жертвами Зверя в фильме стали 2 девушки, которые жили благополучно, не зная боли и горя, привычно и равнодушно воспринимая происходящее вокруг них, успешных и счастливых, словно спящих и видящих долгий сон, исполненный радости и удовольствия.

Сплит в переводе с английского split — раскол, расщепление. Расщепление в результате внутреннего конфликта, боли и страдания. Человек страдающий, страдание как знак инаковости, силы и чистоты.

 

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*