Расширение границ

Предыдущие два дня, во многом благодаря судебному производству, разбирательству о порядке общения с ребенком, то есть благодаря внешнему, стороннему воздействию мои рамки или границы общения с сыном существенно и скачкообразно расширились до максимума, до той грани, которую я пока могу себе вообразить и представить, грани, о которой мечтал все эти 2,5 года.

Невероятно, но по настоянию судебного психолога, проводившего судебно-психологическую экспертизу, я получил возможность забрать ребенка, увезти его на своей машине и провести с ним 2 часа времени по своему усмотрению!

Первые полчаса, с 9 утра мы провели на главной площади города, где стояла большая елка, ледянной городок с горками, скульптурами и лабиринтом. Хотя основное время сын лазил по лестницам и трубам детских игровых площадок из пластмассы рядом. Еще не наступил рассвет, в полумраке утра ледяные скульптуры подсвечивались разноцветными огнями изнутри, а елка переливалась рядами огней из гирлянд, составлявших сложный и постоянно меняющийся узор. В общем, все мигало и переливалось неоновым светом в ледяных отражениях — именно этот эффект я и старался успеть застать.

Вчера мы первый раз прокатились вдвоем с сыном на моей машине.

— Давай рванем! — сын просил ускориться, я включал спорт-режим с характерным густым и громким рычанием двигателя, машина срывалась с плавного хода резко набирая скорость, широкая улыбка удовольствия растекалась по лицам обоих.

Повез его на другой берег, на обзорную площадку с памятником погибшим шахтером от Эрнста Неизвестного. В области сердца у скульптуры шахтера загоралось и гасло пламя огня, символизирующего энергию угля, питающего наш край и ради которого были положены жизни шахтеров. Как вспыхивало пламя мы рассмотрели и спереди и сзади, посмотрели вид на город сверху, с вершины горы, затем я повел сына к музею на «Красной горке», чтобы посмотреть самосвал, который выше дома. Около музея была выставлена горнодобывающая техника из разреза — стоял белазовский самосвал «Малыш», буровая машина, бульдозер и экскаватор с большим, выше человеческого роста, ковшом. Сын все тщательно облазил, заглядывая под капоты и в кабины машин.

Появление сына в моей квартире вчера все еще вызывает у меня когнитивный диссонанс. Ведь именно на это посещение налагался самый главный запрет его матери, оно было и все еще является предметом судебных споров, предметом моего искового заявления, предметом долгих судебных тяжб с бывшей, длящихся уже 2,5 года. Поэтому это событие стало моей малой победой!

Но это не просто малая и символическая победа, это скорее прецедент, событие явилось фактом, который случился и который нельзя больше игнорировать! Случившийся факт переводит место обитания отца из чисто умозрительного, теоретического понятия в феноменологический опыт проживания и переживания ребенка, который уже невозможно будет стереть, отрицать, зачеркнуть, уничтожить. Событие стало фактом психической реальности ребенка, его новообразованием!

Теперь сын знает, что в квартире отца его ждет игровая, детская комната, спортивный уголок с лестницами, брусьями, качелью, мячами, большим массажным шаром, игровыми приставками, пластинками, играми, большой коробкой с игрушками. Едва раздевшись, еще в шапке, сын первым делом побежал искать обещанную игровую комнату. Я нашел его сидящим в ней в темноте, в шапке на полу с игрушечным, стреляющим шариками пистолетом в руках.

Сегодня я все еще чувствую себя полководцем, который провел успешную спецоперацию с блестящей победой для страны. Когда никто ничего не понял, что и как, но Крым теперь наш! Осталось дождаться санкций, думаю, они не заставят себя ждать со стороны матери и в следующий выходной она мне ребенка не даст.

Жена отметила, что это смелый поступок с моей стороны. Действительно, доказать, что я не «тварь дрожащая, а право имею», реализовать «равные права родителей в воспитании детей». Я сам удивлен самому себе и обескуражен, зная между тем, что иначе поступить не мог, воспользовался единственным шансом, сложившимися обстоятельствами, шансом, которого так долго ждал все эти годы. Шансом о котором мечтал и не верил, что такое может случиться. Шансом, которым не мог не воспользоваться. Шансом, который упал просто волей случая, от сил на которые я не мог даже расчитывать — от решения судебного психолога. Но в этом была и высшая закономерность и моя личная заслуга — в том, что выбрал и терпеливо отстаивал свои права и права своего ребенка, как направление, как стратегию, в уверенности, что правда на моей стороне и что эта правда только крепнет и становится сильнее с каждым судебным заседанием и что ложь, зависть и злонамеренность неизбежно себя проявят, выступят своей гнилой сущностью на теле реальности, проявятся в речах и поступках.

Хочется верить, что эта малая победа — предвестник больших побед и переломный момент в долгой борьбе за свои права. Правда на моей стороне, победа будет за нами!

 

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*