Тотальная заброшенность

Несколько дней хожу сам не свой, подавленный, былая веселость и уравновешенность куда-то улетучились, впору обсудить это со своим психоаналитиком, жаль его еще нет у меня, но есть этот блог, блог как площадка для самоанализа. Быть может дело в последнем свидании с сыном, что-то случилось такое, что я никак не могу осознать, прояснить и изжить тем самым из себя.

Всплывают кадры из сериала «Во все тяжкие», когда Пикман идет с пистолетом на «разборку» и сталкивается с мальчуганом из неблагополучной семьи нариков и алкашей, укравших у него дозу амфетамина. Тот ребенок жил в абсолютной грязи и бардаке, словно на свалке, в квартире с занавешенными окнами, с постоянно включенным телевизором, на котором работал только один канал, толком не разговаривал, что-то мычал, но больше молчал и напоминал скорее дикого зверька, нежели ребенка в привычном понимании.

Тотальная заброшенность и беспросветность. Но самое страшное и характерное, то КАК этот ребенок смотрел в телевизор, не реагируя на происходящее вокруг, на слова Пикмана. Было что-то завораживающе пугающее в этом его взгляде и отсутствие реакции, в этом стиле жизни, да, это была его норма, маргинальная «нормальность» такого бытия, обыденность, привычность такого существования, привычка, ставшая нормой.

Этот взгляд я увидел у сына, когда он сел, уткнувшись в планшет, и не реагировал на мои реплики, я почувствовал тот же взгляд и манеру, ту же тотальную заброшенность. Он просидел прошедшую неделю дома с матерью, болел и не ходил в садик. Похоже, никто с ним особо не занимался, не играл, речь регрессировала — он стал мало говорить и плохо выговаривал слова, говорил с неохотой и затруднением, по углам квартиры накопилась грязь в клубках пыли и волос, стопки с детскими книжками лежали нетронутыми, игрушки были убраны в корзину и коробки, но, разобранные на отдельные части, представляли скорее свалку деталей (я долго искал в них части самолета, пытаясь его восстановить для игры).

Все замеченные мелочи и, главное, этот характерный взгляд вызвали ощущение, чувство того, что ребенок был предоставлен сам себе, смотрел бесконечные мультики на постоянно включенном телевизоре и, фактически, был заброшен своей матерью. Скорее бы он уже выздоровел и снова пошел в детский сад — хоть какая-то гарантия нормального развития и внимательного отношения к ребенку, его воспитания.

У меня, возникает вопрос — всегда ли оправдано отдавать все права на проживание, общение и воспитание матери в ситуации неполной семьи, после развода, ограничивать отцов в правах автоматически?

Часто матери не готовы в полной мере к той ответственности за воспитание ребенка, которая возникает у них с момента его рождения. Часто им самим необходима психологическая помощь в обретении, осознании той, необходимой ребенку заботы, которая отлична от привычных объятий и поцелуев, игрой с ребенком как с живой куклой.

Можно ли воспитывать ребенка, оставаясь самой еще во многом ребенком, инфантильной личностью, часто неспособной справиться с самой собой? Не будет ли честнее сначала вырастить в себе родителя, изжить инфантильные черты, обратившись за психологической помощью — пройти индивидуальную личностную терапию, психоанализ, нежели продолжать калечить себя и своего ребенка под маской добра, избегая проблем простым отрицанием их существования.

 

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*