Синхроничность 2 — магия слов

Начав рассуждать на тему принципа синхроничности, который я трактую как гипотезу существования возможности притяжения событий на основании их смысла, независимо от удаленности во времени и пространстве, в поисках единого смыслового поля я набрел на слова как выражение смысла.

Мы легко обмениваемся ими через интернет, в виде записей из книг, которые теперь оцифровываются и становятся общедоступными. В этой связи, нам становится проще понять мысли и чувства какого-нибудь писателя из глубины веков, скажем Шекспира или Льва Толстого, чем понять человека, сидящего за соседним столом. Он, физически столь близкий и видимый, будучи в шаговой доступности, оказывается столь далеким в поле смысла и понимания. А эти мыслители из прошлого, которых физически давно уже нет, оказываются много «ближе» реального, которого мы не знаем и не понимаем. Как это говорится — по духу, ближе нашей душе, ближе нашей психической реальности, в которой мы пребываем. Также, в этом продемонстри­рованном примере я нахожу незави­си­мость текстов и связанных с ним смыслов, этого набора слов от пространства и времени.

Люди издревле верили в колдовство, наветы и в магическую силу слова, в целом. Удивительным образом силу этой древней языческой веры не может победить на протяжении веков ни религия, ни наука.  Эффекты гипноза, когда какой-нибудь цыганке достаточно коснуться до твоей руки, что-то там напеть и завладеть кошельком, разумом и душой. Эффекты образования масс, когда пламенная речь вождя способна сплотить и оглупить, лишая воли огромное число людей, повести за собой с целями, которые были до этого тебе были чужды или просто неизвестны..

Психотерапия, психоанализ есть лечение словом. Речь, слова — достаточно абстрактные понятия, есть заклинание вещи, реальных объектов в мире, их символ и знак. Человек кодирует окружающую реальность словами, обозначая — это будет звучать так, а это так. Обозначая вещи, он забирает у вещи смысл, её сущность теперь обозначает определенный звук и называя, произнося этот звук вещь «оживает», ее смысл выражается во внутреннем пространстве человека, его внутреннем мире, «экране» психической реальности. Человек становится способным «подумать» вещь без присутствия этой вещи в поле его зрения.

Но так «думая» вещи, человек делает их сознательными и происходит внутренний диалог только когда находятся нужные слова, когда вещи облекаются в слова. Что-то, облаченное в слово, получает фокус внимания, в результате его смысл, сущность высвечивается во внутреннем пространстве, осознается. Так происходит с мыслями и с чувствами, для их осознания необходимо найти нужные слова и проговорить, извлекая их смысл, осознавая.

В этом и есть истинно человеческое проживание жизни — не как автомата и очередного животного фауны, отрабатывающего свое время в бессознательном, инстинктивном реагировании, а как существа, вербализующего себя и свое окружение, облачающего свои мысли и чувства в слова, чтобы жить осмысленно и делать свою жизнь сознательной. А чтобы сделать что-то сознательным, следует это проговорить!

«Проговорить» ситуацию означает её «проживание», то есть нечто со статусом неосознанного трансформируется, становится сознательным и актуальным, из ситуации извлекается смысл, она отреагируется, осознается посредством слов, становясь реальным фактом собственной жизни и включаясь в «архив», запоминается, связываясь со всеми прочими артефактами себя. Удивительным образом такое отреагирование ситуации посредством слова, извлечение из нее смысла еще и лечит — мы словно лишаем её энергии, выпиваем «»жизненный сок», извлекая смысл, связываем эту энергию, нейтрализуем. Поэтому слово лечит, хотя в определенном смысле и огрубляет действительность, навешивая ярлык.

 

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*