Тюрьма детства

На свидание с сыном в воскресенье принес игрушку — инерционную машинку из мультсериала «Тачки», отпускаешь, и она движется не прямо, а в сторону, рисуя зигзаги и разворачиваясь, выходит забавно, сам поиграл больше сына, который на все эти новые игрушки смотрит уже довольно равнодушно, пресыщенно. С новыми игрушками играет мало, предпочитая игры сюжетные и ролевые, что вполне закономерно и правильно для его возраста — ему нужна не игрушка сама по себе, сколько игровое взаимодействиие с ней, узнать как взрослые реагируют и ведут себя в той или иной ситуации, этому взаимодействию я и должен научить, показать, высказать в игровом диалоге.

Тиме подарили настольную игру с дорожными знаками, с самой игрой разбираться не стали, очевидную ценность в коробке представляли карточки дорожных знаков, которыми Тима уже давно «бредит», увлеченно использует их в наших играх, особенно «кирпич». Я принес большие ножницы и, контролируя, чтобы сын не поранился, доверил ему разрезать карточки знаков — один лист вмещал 4 карточки. Потом мы расставили карточки, едва ли не по всей квартире и Тима предложил играть в преступника, с большим опасением, что я могу отказаться.

Я понял, что в мое отсутствие играть в преступника сыну запрещают, бывшая высказала что-то насчет того, что не надо играть в эту игру, что это я его научил. Но как я могу не играть в нее, если это любимая Тимина игра и он ждет меня, поскольку поиграть в нее он больше ни с кем не может.

Самое страшное и смешное, что Тима построил огромное и красивое здание к моему приходу, поражающее своей монументальностью, а на вопрос, что это за здание такое, ответил: «тюрьма».

— «Говорить надо тихонечко, чтобы мамочка не услышала»

Это здание мы использовать не стали, наверное, испугался уже я. Однако полагаю, если ребенку так важно играть именно в преступника, со всей очевидностью занимая роль этого самого преступника (что выражается в том, что он играет только фигуркой объявленной преступником, когда я-полицейский арестовываю преступника, тот всегда вырывается, а из тюрьмы сбегает — в этот раз он дополнил описание преступника такой фразой «это умный преступник, он всегда сбегает»), значит это действительно ему важно, ребенку важно отреагировать и испытать те эмоции, во многом негативного характера, репрессируемые взрослыми как неугодные, чтобы они его отпустили и ушли, не оставляя большого следа, не создавая очаги проблем будущей взрослой жизни.

Самое страшное, что все проблемы его будущей жизни, характер, реакции, карма закладываются в этот «тихий» и «спокойный» период детства, когда дети больше всего похожи на ангелов и не доставляют особых хлопот – в 3-6 лет.

Мне кажется, мой ребенок сильно репрессирован, угнетен запретами со стороны матери, воспитателей в детском саду, другими взрослыми, которые его окружают. Запретительный контроль не дает свободы, поэтому роль преступника, это больше роль избегающего этого контроля. Всерьез говорить о морали и ответственности в четырехлетнем возрасте ребенка — нелепо, речь идет именно о ограничительном контроле, который душит психологическую свободу ребенка, не позволяет ему чувствовать себя свободно.

Рамки нужны, но четкие и понятные, не чрезмерные. Когда же контроля слишком много ребенок строит поражающее красотой здание, но это здание тюрьмы и выбирает роль преступника как модель рвущегося на свободу человека.

Доказать эту чрезмерность я могу следующей иллюстрацией. В этот день Тима должен был отправиться на день рождение к девочке из детского сада, в первый раз. Он, очевидно, жил в предвкушении этого замечательного праздника, поскольку мне сразу рассказал о нем, я горячо поддержал, узнал, что незатейливый, но милый подарок уже куплен и, казалось бы, все хорошо и я искренне был рад за сына, считая это событие действительно большим и важным.

Но уходя, я вспомнил про то, что Тимофей идет сегодня на день рождение, приободрил его, пообещав, что сегодня он тортика попробует. Тима, с умоляющим выражением обратился к маме: «Мама мы же поедем на день рождения» — не веря до конца, что это ожидаемое событие все-таки состоится и его ожидания в очередной раз не обманут.

Быть может детство – не такая уж и счастливая пора, если дети испытывают атмосферу тюрьмы, в которой ощущают себя преступниками — в заточении и под жестким контролем. И наша задача, как любящих родителей, постараться понять своего ребенка и приложить все усилия, чтобы в его последующей, взрослой жизни ребенок не остался в этой «тюрьме» запретительного контроля и ограничений, обрел свободу собственной жизни.

 

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*